Портал  РСК и Столица  Форум  Новые сообщения  Вход  Регистрация  
Быстрый переход к сервисам: JPG-Net Видео Музыка фоторедактор Транслит Смайлики

Поделиться | .
 

 Chateau de Josselin

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
АвторСообщение
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: Chateau de Josselin   Пн 25 Янв 2010 - 23:04

Фухи. Наконец-то реанимированы винты и что важно без потерь для игры. Поэтому перевожу сюда свой сериал с бонусом в виде новой серии. Надеюсь те кто, читал еще не успели совсем его забыть pirat Ну и будем рады новым читателям Shinert

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]


Жанр: исторический роман
Посвящается: всем любителям средневековья и его тайн.
Противопоказания: многабукфф и неочень скринов, так что не для слабонервных Chiez

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: Пролог   Пн 25 Янв 2010 - 23:06

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Равнинная местность, богатая великолепными лесами еще в древности привлекала к себе внимание как чудесная обитель для жизни людского народа. Обосновавшиеся здесь кельты, знали цену благодатной земле, дававшей им все необходимое для существования и процветания их племен. Спустя века, Арморийский полуостров, ставший впоследствии частью франкского государства и получивший гордое имя Бретань, представлял собой лакомый кусок, раздираемый когтями многих хищников благородных кровей. Столетняя война, превратила Бретань в пешку на большой шахматной доске политических игр французских и английских правителей. Однако, несчастья не были бы так велики и губительны, если бы внутри герцогство не разъедал яд феодальной войны. В 1341 году последний правитель Бретани Жан 3 отправился в мир иной, оставляя герцогство без единого наследника и отказавшись назвать имя приемника престола даже на смертном одре. Его желание при жизни передать права правления Бретанью королю вызвало яростное возмущение бретонских баронов, а оттого так и осталось не выполненным. И теперь две женщины Жанна де Пентьевр и Жанна Фландрская оспаривали права наследования, искусно используя своих мужей для разжигания войны.
Именно в герцогстве Бретонском, в его сельской части ютился прелестный городок Жосслен, единственная улица которого под крутым склоном уходила к реке; реке, которой город был обязан своим возникновением. По легенде, в девятом веке нашей эры на ее берегу появилась статуя пресвятой девы Марии. Очевидцы утверждали, что по ночам прекрасная статуя таинственным образом исчезала, но как только занимался рассвет, она появлялась вновь. На этом месте было решено построить часовню. В одиннадцатом столетии некий виконт Порхо и его сын Жосслен заложили замок недалеко от знаменитой часовни, вокруг которого вырос небольшой город. В истории упоминания о владельцах замка довольно скупы и размыты, достоверно известно только то, что хозяевами были представители одного из трех наиболее значительных баронских родов Бретани - Роганы. Замок являлся их главной резиденцией в течение многих веков. Каждое новое поколение баронов усиливало могущество древнего рода, за счет выгодных браков, заслуг перед Бретонским герцогством и французской короной. Но до нас так не дошла история одного из потерянных поколений, не вписанного ни в одну историческую летопись. И на то были свои причины, ведь история эта полна нераскрытых тайн, вопросов, на которые никто не может ответить; событий, не имеющих достаточных для разумного человека объяснений.
Первым титул виконта де Роган в 1128 принял Ален 1, и лишь в 1527 году род прервал свое существование со смертью его последнего представителя Жака де Рогана. Нам известна генеалогия древнего рода, но лишь одно имя владельца замка Жосслен до сих пор остается не обнародованным, умело вычеркнутым поддельной хронологией, предавшей это имя забвению…
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: 1.Клетка   Пн 25 Янв 2010 - 23:15

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Жара, беспощадная и удушающая, столь непривычная для жителей Бретани, не спадала уже неделю. Температура была настолько высока, что бретонцы стали всерьез побаиваться за свой урожай. Скрываясь от дневного зноя, Аман де Роган, свернул с дороги, ведущей к родному городу, надеясь найти в лесной чаще прохладу для себя и лошади. Он знал, что пройдя недолгий путь под сенью увесистых крон деревьев, сможет достигнуть реки, такой необходимой сейчас – ведь его собственные запасы воды были на нуле, а лошадь, чьи губы стали покрываться пеной нуждалась во влаге не меньше него самого.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Даже его, утомленного путника, не мог не поразить своей красотой лес, некогда именуемый как Невет, который, сумел сохранить в себе дух того времени, когда ища одиночества и покоя, здесь поселился святой Корентин, один из «отцов Родины». Аман жадно вдыхал лесной воздух, а его глаза отдыхали после слепящего солнца, отражая зеленые краски всех возможных оттенков. Прокладывая путь вглубь леса, мужчину окутывало все большее спокойствие, и он уже был не прочь заночевать здесь, не смотря на желание скорее попасть домой. Наконец, вдалеке что-то блеснуло, и он ускорил шаг, зная что всего несколько метров отделяют его от лазурных вод Оде. Выйдя на просвет, виконт де Роган залюбовался искрящейся на солнце рекой, совсем забыв о жажде мучившей его. Некоторое время он стоял, не шелохнувшись, завороженный прекрасным зрелищем, но затем, представив себе, как должно быть приятно погрузиться в эту жидкую лазурь, Аман, яростно скидывая прилипшую к телу одежду, ринулся к воде, таща за собой измученную лошадь.
Около часа мужчина, словно ребенок, радостно плескался в реке, не боясь больше коварного солнца, а скорее наслаждаясь им. Затем, когда пот и усталость были смыты водой, виконт на ватных ногах, вылез на берег, чтобы привязать свою лошадь, и рухнул в траву, укрытый тенью услужливого дерева. Расслабленность разлилась по его телу, словно он искупался не в простой воде, а в крепленом вине, которое так хорошо давалось кумушке Мерофле. Аман не заметил, как уснул, пусть и в пустынном месте, но, все же, совсем беззащитный в случае появления врага.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Проснулся виконт от непонятного гула, шедшего, казалось, из его собственного мозга. Несколько минут он пытался отмахнуться от надоедливого шума, но тот лишь продолжал усиливаться. Нехотя разлепив веки, Аман приподнялся на локте и осмотрелся по сторонам – вокруг не было заметно ни единого движения. Тем не менее, он окончательно уверился, что гул вовсе не снился ему, а шел откуда-то из глубины леса, недавно покинутого им. Прежде, чем отправиться на поиски источника разбудившего его шума, мужчина вновь спустился к реке и умылся, дабы избавиться от последних сонных пут, делавших его тело менее быстрым и ловким, а внимание до предела ослабленным.
Когда он вернулся за одеждой и конем, непонятная музыка раздавалась настолько близко, что решение идти прямиком на звук показалось виконту уже не таким разумным как некоторое время назад. Он отвел лошадь в пролесок и затаился в тени, скрывающей его от любопытных взоров, в надежде увидеть самое невероятное. Ждать пришлось недолго, так как вскоре из-за деревьев стали показываться черные тени, словно плывущие к берегу. Виконт напрягся, но страх был ему чужд, поэтому он даже не пытался спастись бегством. Когда тени вышли на светлое место, стало понятно, что это, всего на всего, обычные люди, из плоти и крови, одетые в строгие монашеские наряды и поющие неизвестные ему сонмы. Загадочное предчувствие было обмануто, и мужчина остался на своем наблюдательном посту только из-за праздного любопытства, присущего людям всех сословий. Но то, что он увидел потом, заставило его покрыться испариной и испытать неподдельный ужас.
Расступившиеся монахини совершенно не походили на слуг господних, их лица были искажены злостью и пренебрежением, а в центре круга находилась огромная клетка, не примеченная виконтом раньше, внутри которой неподвижно лежала женщина. С расстояния, на котором находился виконт де Роган, невозможно было рассмотреть ее лица, но было видно, что ткань ее одеяния изорвана в клочья, а тело усеяно многочисленными ранами. Монахини смотрели на нее, не скрывая ненависти и … страха.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Затем одна из них – самая высокая и худая, отделилась от ровного строя и указывая костлявым пальцем на женщину в клетке, громким и дрожащим от ярости голосом прокричала:
- Да не будет больше бед от исчадья ада, присланного самим Сатаной! – толпа монашек согласно загудела, - Да не подвергнется соблазну дитя Господнее по вине проклятой! Да не поколеблется наша вера и не дрогнет рука, когда придет час привести в исполнение приговор, вынесенный на священном совете! Да поможет нам святой Корентин!

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Звуки ее голоса разносились по лесу, напоминая скорее проклятья старой ведьмы, нежели горны святых ангелов, сошедших с небес, дабы покарать грешников. Аману ужасно не понравился фанатичный огонь, увиденным им в глазам старшей монахини, но выйти из укрытия он все же не решался, желая посмотреть о каком приговоре идет речь, ведь монахини, похоже, не собирались разводить привычный в таких случаях костер. Тем временем, две из них открыли клетку и, не церемонясь, вытащили женщину за руки, очевидно принося ей еще большие увечья, так как та глухо застонала.
- Последний раз говорю тебе несчастная - покайся! - обратилась к заключенной высокая монахиня, - Если ты не отринешь от дьявола сама, мне и моим сестрам придется провести обряд очищения твоей черной души.
На месте женщины виконт де Роган предпочел бы покаяние, так как известно, чем заканчивались обряды очищения, но женщина, почему то, сохраняла молчание. Тогда, заметив, как старшая сестра кивнула, низенькая и коренастая монахиня, стоявшая напротив нее, достала из черного мешка, принесенного ею, толстую веревку, которой без особых усилий связала женщине руки. Посмотрев в лицо своей жертвы, которое почти полностью закрывали слипшиеся окровавленные волосы, божья невеста скривилась в ухмылке, как нельзя лучше свидетельствующей о ее сострадающем сердце, и надела мешок на голову женщине. Другая монахиня уже волокла камень, привязанный к веревке, и, с не меньшим удовольствием надела петлю на шею дьяволице.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Прочитав последнюю молитву, высокая легким жестом руки запустила адское колесо мук для несчастной, которая даже не пыталась сопротивляться. Две сестры подняли молодую женщину с колен и, не дожидаясь, пока та сможет прочно встать на ноги, столкнули в реку. Довольный ропот раздался из толпы монахинь, прочитавших еще одну молитву за спасение души девушки, только что утопленной ими, а затем, видя, что никакой сатана и не думал спасать свою слугу, стройным шагом удались в ту же сторону, откуда пришли.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: Re: Chateau de Josselin   Пн 25 Янв 2010 - 23:18

Некоторое время еще можно было слышать тихий шелест травы, задеваемой полами длинных монашеских одеяний, но потом все стихло и успокоилось. Солнце все так же ярко светило, поляна была пуста, так как клетку божьи приспешницы унесли с собой, а река продолжала лучисто сиять, словно не хранила в своих глубинах ужасающий секрет. Виконт де Роган был не из трусливых, но он продолжал сидеть в своем укрытии совершенно неподвижно, онемев от ужаса. Он бы мог спасти эту женщину, но откровенно говоря, у него не было особых причин вмешиваться. Женщина, отправленная монахинями на очищение, должна была быть действительно дочерью дьявола, если с ней так обошлись. Однако было и то, что не давало совести Амана покоя – абсолютное безволие жертвы монахинь. Почему она не изрыгала проклятия, когда они обзывали ее, угрожали ей? Почему так спокойно дала себя связать и утопить? Разве слуги сатаны ведут себя так? Он видел на своем веку немало настоящих ведьм, которые были ужасны при жизни, но еще страшнее в момент смерти, когда истинная их сущность без стыда и опаски вылезала наружу. Но эта женщина…
Загадка настолько мучила его, что не в силах более сдерживать себя понуканиями истинного христианина виконт бросился туда, где совсем недавно развернулась драма. Осмотрев поверхность воды там, куда скинули женщину, он, не снимая с себя одежды, нырнул в реку. Вода показалась ему значительно более холодной, чем часом раньше, но думать об этом, не было времени. Аман уже заметил силуэт, который слабо колыхался на махровом ковре из тины, и устремился туда. Ему не потребовалось много усилий, чтобы перерезать своим острым кинжалом веревку, соединяющую хрупкую шею с тяжелым каменным грузом, однако поднять бесчувственную девушку, чьи ноги запутались в водорослях, оказалось довольно сложно. Тем не менее, воспользовавшись все тем же кинжалом, виконт де Роган в конечном счете освободил речную пленницу и вместе с ней выплыл на поверхность. Тяжело дыша и отплевываясь, он выполз на берег, таща за собой женщину. У него было только несколько секунд, чтобы успеть привести ее в чувства, если, конечно, она уже не мертва. Все так же перерезая пеньковые веревки, Аман освободил голову утопленницы от мешка. В ту же секунду, когда ему открылось ее бледное лицо, он ахнул и перестал дышать: перед ним лежала девушка такой красоты, которую он не встречал даже на иконах. Дева Мария, по сравнению с ней, кому угодно показалась бы простушкой. Золотистые волосы, с которых теперь была смыта кровь, окутывали ее словно шелковое покрывало. Полуобнаженное стройное тело, секреты которого не могли скрыть оборванные куски одежды, было словно вылеплено из мрамора.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Опомнившись, виконт послал самому себе проклятье, за промедление, которое могло стоить красавице жизни. Ведь если он сейчас не спасет ее, такое чудо природы будет навсегда потеряно, отчасти по его вине. Аман повернул девушку к себе спиной, подложив одну руку ей под живот, и с помощью нескольких резких нажатий, ему удалось вытолкнуть воду из ее легких. В следующую секунду она пришла в себя. Удивленно хлопая огромными глазами цвета морских волн, девушка озиралась вокруг. Наконец, ее взгляд остановился на лице виконта. Внимательно изучив каждую его черту, молодая женщина удовлетворенно вздохнула и откинулась на траву.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Дав ей время, чтобы придти в себя, виконт медлил с обжигающими его язык вопросами. Девушка долго лежала с полузакрытыми глазами, и при этом абсолютно неподвижно. Аман не знал, что делать дальше. Он был потрясен ее спокойным поведением, а также тем, что она, похоже, была в полном сознании, но даже и не думала обращаться к своему спасителю.
- Кто вы? – не выдержав, спросил он. Она лишь снова посмотрела на него и перевела взгляд на пейзаж за его спиной.
– Вы можете говорить? – На этот раз девушка слегка качнула головой в сторону, что должно быть означало «нет».
- Вам вырвали язык? – снова то же движение, - Вы немы с рождения? – незнакомка прикрыла веки.
- Так я и знал! – отчаянно изрек виконт, - Иначе бы вы не молчали, когда монашки над вами издевались. Но в чем вы провинились? - женщина больше не открывала глаз, а лишь повернулась на бок, и Аман понял, что эти вопросы, возможно, навсегда останутся без ответов.
Так значит, монахини просили покаяния у немой? Неужели они думали, что человек в здравом уме будет просто так молчать, когда ему угрожают такой близкой и страшной смертью? Гнев овладел им, зажигая в глазах яростные искры. Гнев и тошнотворное отвращение к безжалостным судьям, вынесшим несчастной девушке, и без того обиженной судьбой, такой чудовищный приговор! Конечно, ее красота, такая необычная и волнующая, могла навести на мысли, что она скорее подарок дьявола, чем Бога. Но разве не видели они ее глаза? Эти озера, в которых страх и боль смешивались воедино. Это невинное, почти детское лицо? Она была похожа на ангела, упавшего на самое дно ада, где кровожадные руки демонов тянулись к ней, оставляя незаживающие раны на ее нежной плоти. Это видение, которое он себе так живо представил, настолько поразило виконта, что он невольно вздрогнул. Волна жалости к несчастной девушке затопила его холодное и огрубевшее сердце. Он никогда еще не испытывал ничего подобного к человеческому существу. Виконт почувствовал непреодолимое желание защитить ее, оградить от жестокого мира, укрыть истерзанное тело своим - сильным.
Аман понятия не имел, что ему делать с ней дальше. Но так как он ее спас, то теперь он же и был ответственен за ее жизнь. Оставаться здесь дольше нельзя, скоро спуститься ночь и в лесу станет небезопасно. Но и пойти в деревню, которая находилась недалеко отсюда не представлялось возможным: хорошее же будет зрелище, заявись он туда с полуголой женщиной на руках, чье тело было покрыто множеством кровоточащих ран, а язык прирос к небу. Тем не менее, ей срочно нужна была помощь, иначе его усилия были бы абсолютно напрасны.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Он долго мерил поляну шагами, перебирая в голове все возможные варианты, но ни один не подходил из-за срочности, с которой нужно было действовать. Выход здесь был только один, и как бы ему не хотелось найти другой, для девушки так было лучше всего. Приняв для себя решение, виконт де Роган водрузил женщину на круп лошади, и, усадив позади себя, привязал веревкой, к своему поясу. Иначе ехать было невозможно, так как она не могла держаться в седле сама, а гнать нужно было во весь опор, чтобы до заката добраться до деревушки. Он пришпорил лошадь и поскакал по тому же лесу, теперь уже не замечая его красоты, так как черты бледного и ангельски прекрасного лица, смотреть на которое ему хотелось все больше, вновь и вновь всплывали в его памяти, застилая собой все остальное.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: 2. Сигиберт   Пн 25 Янв 2010 - 23:21

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Солнце, зависшее в паре сантиметров от горизонта, осветило небольшой дом, по виду ничем не отличавшийся от двух десятков других, но особенный для всех жителей деревни. За его крепкими стенами жил колдун, к которому тайно бегали все подряд, однако на людях ругали его на чем свет стоит. Рядом с домом не было ни привычного сарая для сена, ни житницы для зерна. Колдун не держал скотины и не обрабатывал землю, за что также удостаивался многочисленных упреков со стороны соседей, произносившихся, безусловно, шепотом. На что он жил, что ел - никто не мог понять, потому что никто не рассказывал друг другу, как отнес ему ночью буханку хлеба, молока или творога за лечебную мазь или приворотное зелье. Каждый вечер из трубы дома колдуна клубом валил черный дым, и деревенские знали, что в это время варит он свои зелья и читает заклинания на непонятном крещеному человеку языке.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Когда Аман де Роган пришел в деревню, прося помощи для своей больной жены, а для себя еды и крова на ночь, многие вызвались услужить ему, так как нечасто здесь видели блеск золота. Но потом, молодой паренек, предложив отвести лошадь в стойло, да накормить свежим сеном, шепотом рассказал ему про колдуна, указав на дом в конце улицы. Сам он клялся, что тот спас его от смерти, отварами вылечив от малярии. Подумав, что такой вариант даже лучше, виконт де Роган согласился. Оставив лошадь с добрым малым, он направился прямиком к дому колдуна, бережно прижимая к себе свою мнимую «жену», укутанную в его собственную верхнюю тунику.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Чего тебе надо? – прокаркал кто-то у него за спиной, когда тяжелый кулак Амана обрушился на хлипкую дощатую дверь.
Виконт резко обернулся и увидел перед собой высокого старика, чья белоснежная борода доходила до пояса. На морщинистом лице было видно недовольство, и даже злобу, но, к счастью, Аман никогда не боялся быть проклятым колдуном или ведьмой, поэтому ответил с вызовом:
- Я виконт де Роган, сеньор Жосслена. А это моя жена, - сказал он, указывая на свою ношу, - Она больна, потеряла много крови. Сможешь помочь, или, возможно, здесь еще кому-нибудь золота хочется?
- Ты меня на золото не покупай! - фыркнул старик, - Мне жеж оно без надобности. А виконт ты или граф, мне все равно. Ничем помочь не смогу, я только кости человеческие варить умею. Суп получается отменный, – залился противным смехом колдун.
- А ты меня не запугивай, не таких видел, - высокомерно сказал Аман, - Хоть блины из кожи заворачивай, а помочь - помоги. Некуда мне больше идти, не дотерпит она. А если сам помогать не хочешь, так скажи куда пойти, кто у вас тут золотом не побрезгует?
-Кто не побрезгует, тот тем более не поможет, - пожал плечами старик, - Ладно. Покажи жену то свою.
Старик приблизился к виконту, но тот отпрянул, будто обжегся.
- Нет. Тут у нас уговор будет. Если берешься лечить, тогда вдвое больше заплачу, но ты молчать должен. Не я с ней это сделал, не меня судить надо.
- А кого же?
- Монахинь, что святого Корентина славят.
- Тьфу ты! – поморщился старик - Гнать их всех к черту, да поскорее! Так бы и всадил вилы в кажную! – добавил он, потрясая кулаком в воздухе.
- А ты разве не боишься гнева Божьего? – Аман искренне заинтересовался, ведь раньше ему никогда не приходилось беседовать с колдунами, да еще и о вере.
- У меня только два бога – Луна и Солнце. Не знаю других, и знать не желаю, - строго ответил старик, - А коль «эти» враги тебе и жене твоей, тогда помогу. Сколько еще зла принесут они….
Старик тяжко вздохнул и, заметив, что Аман не шевелиться, пихнул сухой, но твердой рукой скрипучую дверь:
- Так и будешь колом стоять? Входи, на сегодня ты мой гость.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Хижина колдуна внутри была еще более убога, чем снаружи. Всего одна комната, в которой поместился камин, широкая кровать, да стол с двумя лавками. Привыкшему к большим залам, чьи каменные полы были покрыты дорогими ворсистыми коврами, а стены увешаны гобеленами или вовсе задрапированы материей, виконту де Рогану не могло здесь понравиться. Однако скупость жилища, окупалась его чистотой: расставленные по углам различные глиняные горшочки, чашки и миски, были начисто вымыты; на столе не единой крошки; а вода, которой было здесь в избытке, отличалась прозрачностью и свежестью. Подвешенные тут и там к стенам и потолку различные сушеные травы источали довольно приятный аромат, который добавлял худому жилищу уюта.
Старик приказал положить женщину на кровать, а сам тем временем поставил греть воду в большом котле. Затем он подошел к «жене» Амана и развернул, укутывавшую ее одежду. Виконт ожидал, что старик ужаснется, отпрянет и может быть выгонит его, но тот лишь нахмурил лоб и стал изучать ее раны. После долгого молчания он, наконец, изрек:
- У нее должно быть отменное здоровье. Выжить, после стольких пыток…
- Ты сможешь спасти ее? – с непонятным ему самому страхом спросил Аман.
- Может и смогу. Уж ежели она до сих пор дотянула… - колдун задумчиво почесал длинную бороду, видимо, продолжая начатую фразу в уме. Затем он резко встал и запорхал по комнате, словно тяжесть лет не давила ему на плечи. Проворно собирая нужные травы, колдун заваривал их и разбавлял уже приготовленными смесями, рвал чистые тряпки на ленты, измельчал какие-то зерна в ступе. Все это было проделано настолько быстро, что растерявшемуся Аману почудилось в этом что-то мистическое.
Очень бережно старик промыл все раны на теле женщины, затем смазал их непонятной смесью, которая вопреки ожиданиям виконта пахла очень даже приятно, и наложил несколько повязок. Затем с помощью Амана влил ей в рот какой-то отвар и, закутав в шерстяное одеяло, поднялся, чтобы прибрать ненужную снедь и испачканные кровью тряпки. Виконт в очередной раз поразился редкой для тех времен чистоплотностью деревенского колдуна, но вслух ничего говорить не стал. Усталость, копившаяся долгое время, но которую он старательно не хотел замечать, сдавила все мышцы, и теперь он чувствовал, что даже короткий разговор исчерпает остатки его сил. Он присел на край кровати, где совсем рядом спала незнакомка, чье еле слышное дыхание действовало, словно славная музыка, убаюкивая и успокаивая. Когда старик сказал, что выйдет принести еще воды, Аман лишь кивнул головой, даже не предложив свою помощь.
Но хотя теперь женщина, спасенная им, была в надежных руках, а его тело было удобно устроено, Аман не мог полностью насладиться долгожданным отдыхом, так как мучительное нервное напряжение, не хотело его оставлять. Молчаливость старика была ему на руку, в любом другом доме его бы уже завалили вопросами, на которые он бы не смог ответить. Не получив должных объяснений, жители могли прогнать его, не смотря на все золото, что он мог им предложить. И хотя он был фигурой гораздо более влиятельной в Бретани, чем все они вместе взятые, сейчас Аман был совсем один, без своих многочисленных вассалов, готовых встать на его защиту, а, значит, преимущество в силе, дававшее право судить, было на стороне деревенских. Мысленно виконт поблагодарил смышленого мальчишку, имя которого он так и не успел узнать. Откинувшись на спинку грубо сколоченной кровати, он прикрыл глаза, пытаясь успокоиться и погрузиться в сон.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Прибывая в полусне, виконт потерял счет времени. Вскоре ему начало казаться, что старик ушел уже давно, что не могло не быть подозрительным. Разве можно было так долго набирать воду из колодца, который он приметил еще днем справа от хижины? Или старик не удержал своими дряхлыми пальцами ведро, и свалился туда вместе с ним? А может за молчанием, колдун скрывал совсем другие мысли, сильно отличающиеся от тех, которые редко высказывал вслух? С трудом поднявшись с кровати, Аман нащупал кинжал на поясе и крепко сжал рукоятку: пока он не проверит, чем занимается колдун, ни о каком сне и речи быть не может.
Осторожно открыв дверь, которая могла выдать его своим скрипом, виконт де Роган вышел во двор. Нагроможденные корыта, бревна и прочий хлам в темноте представляли явную сложность для человека, желающего остаться незамеченным. Тщательно выбирая место для нового шага, Аман аккуратно обходил препятствия. Но даже обыскав все пространство вокруг дома, он не нашел ни намека на присутствие старика. К колодцу также никто не подходил, так как ведро было абсолютно сухим. Но куда же подевался колдун?
Не желая больше ждать, чтобы как заяц быть пойманным в расставленную деревенщиной ловушку, виконт быстрым шагом направился обратно в дом. Но тут на его пути выросла высокая тень, которую он не смог сразу распознать.
- Куда же ты, господин? – раздался каркающий голос.
- Решил прогуляться, - спокойным тоном ответил Аман, продолжая сжимать кинжал.
- А я думал, ты притомился с дороги, - лукаво проворковал колдун.
- Уже отдохнул, - сухо отчеканил виконт, - А куда это ты ходил, а, старик? – решил он перейти к сути дела, - Ведром то явно не пользовались, может руками воду черпал?
- Зачем же руками? Просто подумал, что всяко приятнее сидра или молока выпить, чем воды сырой, - просто ответил старик, указывая взглядом на кувшины в его руках.
- Молока говоришь? Сидра? - виконт настороженно озирался по сторонам, - А где же ты все это раздобыл в такой час?
- Так только в такой час и добываю. Кто же ко мне посветлу пойдет? Ну, а раз такое дело, я и сам сходить решил. Жене вашей, - он сделал ударение на слове «жене» - много сил потребуется.
- Значит, ты о ней беспокоишься? – не отставал Аман.
- Она моя гостья, - пожал плечами старик, - пойду-ка я ужин сготовлю, когда нагуляетесь – идите к столу.
- На сегодня хватит прогулок, - резко ответил де Роган и пошел вслед за стариком.
Через час Аман и колдун, сидели за одним столом, разделяя скромную трапезу. Гречневая каша с бараниной да черный хлеб не являли собой кулинарных изысков, но Аман, который ничего ни ел с прошлого вечера, посчитал пищу божественно вкусной. Выпив ароматного яблочного сидра, он совсем расслабился, практически очистив свой разум от прежних подозрений.
- Спасибо тебе, дед, - промямлил виконт, - Если она выживет, привезу тебе в два раза больше золота.
- Ну и глупый же ты человек, господин, - рассердился старик, - сказал же, не нужно мне твое золото! Ни к чему оно мне.
- Странный ты, - заключил Аман.
- Какой уж есть, поздно мне меняться, - колдун замолчал, и, будто не решаясь что-то сказать, некоторое время лишь бросал украдкой взгляд то на Амана, то на женщину, лежащую в его кровати, - Золото мне твое ненужно, но если позволишь кое-что спросить… - нерешительно начал он.
Всю хмель как рукой сняло. Виконт де Роган уставился на колдуна, пытаясь решить, как же отреагировать. Он так радовался возможности ничего не объяснять, что теперь первым желанием было притвориться глухим. Но старик испытующе глядел на него, возможно пытаясь по его реакции, прояснить для себя что-то.
- Спрашивай, если очень интересно, - неохотно сказал де Роган.
- Очень, господин, - подтвердил колдун, и виконту на миг показалось, что он заметил улыбку, ловко спрятанную в пушистом облаке седой бороды.
Колдун еще немного помолчал, а затем спросил:
- Где вы нашли эту девушку?
Виконт онемел, изумленными глазами уставившись на старика.
- Что значит «нашел»? – сказал виконт, силясь заставить звучать свой голос как можно более спокойно и твердо, - Она моя жена, я же говорил тебе!
- Тогда откуда у нее эти диковинные рисунки на коже? – продолжал старик.
- Какие еще рисунки? – удивленно спросил Аман.
- Не знаю, но дюже любопытно это. А разве тебе самому не интересно? – колдун сузил глаза до такой степени, что они превратились в щелочки, откуда два зрачка, похожие на черные бусины, буравили растерявшегося Амана.
- Как мне может быть интересно, если кожа у нее чиста словно снег, и никогда там не было никаких рисунков? Тебе видимо почудилось, возраст то у тебя не малый…
- Так поэтому я и заметил, в твоем возрасте не на это смотрят, - подмигнул старик, - Не видны они твоим глазам очарованным, но есть они, Солнцем клянусь, есть!
Виконт де Роган колебался. Создавалось впечатление, что старый прохвост насмехается над ним. Но зачем? Может и на самом деле, залюбовавшись прелестями женского тела, Аман не усмотрел чего-то? Ведь, если признаться самому себе, было в этой девушке, не смотря на всю ее красоту, нечто очень странное. Нечто, что можно было только почувствовать.
-Ты лучше по совести ответь, господин, - не унимался старик, - Ты ведь не знаешь, кто она, тогда как можешь быть уверен, что правильно поступил?
- А ты, значит, знаешь? – ядовито процедил виконт, старательно цепляясь только за первую часть вопроса.
- И я не знаю, - спокойно ответил колдун, - Многое повидал, но такое впервые. Будь она обычной женщиной, умерла бы еще давно от этих ран, что выпустили из тела слишком много крови. Я уже не говорю про удушье…
- Какое удушье? – снова удивился Аман.
- Как какое? На шее то ее след явный остался, от веревки… Они ее повесили, да?
- Нет… - внутри де Рогана шла безмолвная борьба: с одной стороны старик все равно догадался, что эта странная женщина не его жена; с другой - он совсем не знал этого хитрого колдуна, которого еще недавно подозревал в предательстве. Но беспокойство за свою безопасность, уступило место любопытству и желанию хоть с кем-нибудь поделиться историей, которая до сих пор была не ясна ему, а оттого сильно мучила.
Тогда Аман решился, и, отхлебнув из своей кружки сидра, рассказал старику все: то, что видел днем, и как спас ее, и как нашел его дом.
- Славный этот малый - Шапиу, - после долгого молчания заметил старик, - Если кому и передавать свои знания, так это ему и никому другому.
- Шапиу? – переспросил Аман.
- Да, так зовут мальчонку, который прислал тебя ко мне - пояснил старик, - Но оставим его в покое, меня сейчас больше волнует эта женщина, - серьезно сказал он, посмотрев на лежащую без сознания незнакомку.
- Как ты думаешь, почему они сделали с ней это? - спросил виконт.
- Не знаю. Не слышал я раньше, чтобы сестры эти жизнями чьими-то распоряжались. Обычно сидят они себе в монастыре, молятся, новых вербуют. Нечистое это дело, господин, - вздохнул колдун и снова погрузился в размышления.
Аман не решался прервать мысли старика, поэтому также сидел молча. В камине потрескивали поленья, заполняя собой минуты тишины. Хотя в комнате было очень тепло, Амана била мелкая дрожь. Сейчас ему чудилось, будто он сходит с ума. Он сидел в доме, куда обычные люди заходят, только из крайней нужды; напротив старика, который совершал колдовские обряды и поклонялся Солнцу и Луне. Он пил сидр из рук колдуна, даже не задумываясь о том, что там мог быть яд; слушал бредни чудака о рисунках, которые не были видны его человеческому глазу. А там, позади него, лежала женщина, которую он увидел сегодня впервые, но чья жизнь теперь была связана с его собственной. Разве не похоже это на сон? Разве могло быть в жизни сразу так много абсурда? Аману захотелось рассмеяться, но его сил хватило лишь на кривую ухмылку.
- Что ты с ней дальше делать будешь? – снова первым прервал молчание колдун. Но виконт не торопился отвечать, он и сам еще не знал, что делать с ней дальше. Бросить несчастную не представлялось возможным, но и вести в дом, где его ждала семья, было не разумно. Что он им расскажет? Какую ложь выберет? Он надеялся, что долгая дорога домой поможет ему собраться с мыслями и принять верное решение, однако теперь, он должен был себе признаться, что и, подойдя к воротам Жослена, его мысли относительно девушки будут не яснее, чем теперь.
- Разве у меня есть выбор? – устало проговорил виконт, - Я не могу ее бросить на дороге, где смерть уж точно больше не выпустит ее из своих цепких лап.
- Значит, приведешь ее в свой дом?
- Вероятно.
- Послушай, оставь ее у меня, - осторожно предложил колдун, - Я присмотрю за ней, будь покоен. Нельзя ее к тебе в город, погубит она семью твою.
- Это еще почему? – вспыхнул Аман, - Она так слаба и к тому же нема! Она не опасней куропатки.
- В этом то и есть ее опасность. Ты ее не знаешь, но уже защищаешь. Зрение твое берет верх над разумом, глаза твои обманывают ум твой.
- Ты ее знаешь, не больше меня, - огрызнулся виконт.
- Поэтому и не доверяю, - спокойно продолжал колдун, - Оставь ее у меня, - снова, но уже более настойчивее повторил он.
- Не могу, - противился Аман, - ты старый, скоро умрешь, а с ней что будет?
- Ты не о ней сейчас думай, - разозлился старик, - А о себе и доме своем, о народе! Неужто тебе она важнее всего этого?
- Нет, но я спас ее, и мне отвечать за ее жизнь…
- Нет! Не будет греха на тебе, упрямый ты праведник. Иди своей дорогой, как шел бы, не повстречав ее! Забудь о ней и живи дальше!

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Виконт не отвечал, и больше не смотрел на старика. Внутри него снова шла борьба, раздирая внутренности на части. Было так заманчиво согласиться на предложение колдуна, снять с себя все обязательства, вернуться домой таким же, как и ушел. Но разве сможет он забыть теперь эти глаза, в которых жидкое золото словно плескалось в морских волнах? Эти губы, что манили к себе своей сладостью и непорочностью. Это тело, что было создано для ласк и любви? При этих воспоминаниях, мучительный огонь разливался по всему телу Амана, и он понимал, что с самого начала знал – не сможет он отдать ее никому.
- Нет, старик, - только и сказал виконт глухим голосом. Он резко встал, опрокинув скамью, и, шатаясь, вышел на улицу, с силой захлопнув за собой хлипкую дверь. Свежесть ночи была невероятно приятна после душной хаты и жарких споров. Голова Амана гудела, мысли путались, но твердое решение было уже принято. Он сделал еще несколько шагов в ночь, и подхваченный легкой рукой ветра, помчался к пролеску, чтобы укрыться подальше от проникающих в сознание слов деревенского сумасшедшего и приглушить на время клокочущий в душе и теле огонь.
***
Чем дальше он отдалялся от деревенских домов, тем легче становилось на его сердце. Где-то позади остались предостережения колдуна, душевные метания и сумбурные мысли. Сейчас в его голове была полная ясность, и он был поистине в гармонии с собой. Лишь стыд за собственные сомнения все еще ощущался им, когда он смотрел в глаза девушки, теперь уже самостоятельно сидящей позади него. Она вовсе не противилась, когда он сказал, что увезет ее в свой замок. Она полностью доверяла ему. И Аман поклялся себе и Богу, что никогда не обманет ее доверия. Он вычеркнет из своей памяти, последнее предложение колдуна оставить молодую женщину в деревне, которое теперь было совсем не нужным, оставив в воспоминаниях лишь необыкновенные умения старика, благодаря которым девушка так быстро шла на поправку.
- Меня, кстати, Сигибертом звать, - крикнул ему старик, когда Аман взобрался на лошадь и последний раз повернулся к дому колдуна, чтобы попрощаться навсегда.
- Будь здоров, Сигиберт, - слегка поклонился виконт, - Я не забуду твоей доброты.
- Если передумаешь, знай, что всегда можешь вернуться, - сказал Сигиберт вслед удаляющемуся Аману, - Я буду ждать.
Виконт ничего не ответил ему тогда, он знал, что уже никогда не передумает и не пожалеет о том, что решил когда-то спасти одну невинную душу, несправедливо осужденную на смерть.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: 3. Замок Жослен   Пн 25 Янв 2010 - 23:31

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

В большой уютной кухне никогда не гас огонь. Стены, покрытые копотью и сажей, отражали жар, исходивший от каменной печи, где Морвенна суетилась с утра до ночи, не видя, ни как встает солнце, ни как оно уходит на покой. Раскрасневшаяся от горячего воздуха, безжалостно дышащего в ее пухлое, но миловидное лицо, кухарка с проворностью, едва угадываемую за ее пышными формами, выпекала вкуснейшие во всем Жослене блины. Аромат, распространяемый ее стряпней, проник в каждый уголок замка, заставляя его обитателей томиться в нетерпении, ожидая часа ужина. Жившие здесь люди были настолько разными, насколько это вообще себе можно было представить, и Морвенна знала, как угодить притязательному вкусу каждого: тонкие и хрустящие блины из гречневой муки с беконом для сына хозяина, которому по молодости она служила кормилицей, и с гусиным паштетом для Паскаля де Рогана, кровного брата владельца замка; пшеничные и румяные, с начинкой из клубничного или яблочного джема для любимицы Клотильд; постные галеты для утонченной и набожной сеньоры. Лишь для Анны она никогда не готовила ничего специально, хотя та не раз высказывала ей свои пожелания относительно еды. С упрямством, свойственным истинным детям Арморики, бретонка отказывалась признавать в Анне новую сеньору, и домочадцы уже почти смирились с этим непрекращающимся противостоянием между Анной и Морвенной. К тому же в глухих стенах замка, где кроме книг и красивых видов из окна не было других развлечений, перепалки служанки и Анны служили прекрасной забавой. По своей природе Морвенна вовсе не была враждебна, более того в ее добром сердце всегда и для всех находилось место. Она не брезговала впустить в кухню бродягу, накормить его досыта и устроить на ночлег возле очага. Иной раз она могла приготовить на праздник целую гору блинов, да сходить на городскую площадь, чтобы раздать их беднякам. Своих же хозяев она просто обожала, и уже тридцать лет верно служила им. Но для Анны у нее было заготовлено особое чувство, которое возможно она испытывала.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Уже прошел целый год, с тех пор как население замка Жослен пополнилось еще одним обитателем - красивой девушкой, дочерью ныне покойного виконта де Лаваль. Смуглая брюнетка, сильная характером и бойкая на язык, а главное - обладательница завидного наследства, составляла прекрасную партию для сына Амана де Рогана - Жосса. Морвенна не знала всех подробностей заключенной партии, но тот факт, что девушка поселилась в доме жениха до венчания, был для Морвенны настолько оскорбительным, что та не скрывала своего недовольства. Конечно, мнение прислуги никогда не испрашивалось хозяевами, но это не мешало Морвенне открыто демонстрировать свою неприязнь к молодой бретонке, которая, едва переступив порог, принялась активно изображать роль хозяйки. Самым обидным для кухарки было то, что все остальные домочадцы не разделяли ее чувств, и, попав под коварные чары Анны, одобряли ее высокомерное поведение, фактически списав со счетов, жившую под этой же крышей настоящую сеньору Жослена. Впрочем, их вполне можно было понять, так как госпожа Франсеза сделала все, чтобы забвение постепенно сделало ее частью мира мертвых. Добровольно заточив себя в стены своей комнаты, покидая ее лишь для того, чтобы оправиться в небольшую часовню, находившуюся во дворе замка, жена Амана походила на призрак, подобный тем, что будто бы видят в старых домах. Лишь Морвенна не хотела мириться с затворническим поведением сеньоры, которую она любила всем сердцем, ежедневно умоляя ее выйти подышать свежим воздухом, погреться на солнце, которое уже совсем скоро станет не таким теплым как в эти последние летние дни.
Морвенна часто погружалась в тяжелые думы, размышляя о счастье семьи де Роган; счастье, которое, казалось, давно забыло дорогу сюда. От таких мыслей на ее гладком лбу обычно появлялась морщина, разделявшая сведенные к переносице брови. Однако, ее отвлеченность никак не сказывалась на умелой работе ловких рук, из под которых продолжали выходить тонкие блины идеально круглой формы, чей аромат уже щекотал ноздри спускавшегося по каменной лестнице Жосса.
Осознав, что он ужасно голоден, молодой человек устремился в кухню, решив не ждать время наступления обеда. Морвенна хлопотала возле печи, не замечая ничего вокруг, поэтому, когда Жосс зашел туда, она даже не повернула головы. На длинном столе позади нее стояли два блюда, на которых ровными стопами были сложены пшеничные и гречневые блины. Внимательно следя за движениями кухарки, Жосс словно проказливый мальчишка, подкрался к блюду, с которого умыкнул сразу несколько горячих кругов. Но видимо его высокое и мускулистое тело было слишком большим даже для такой просторной кухни, отчего производимые им движения становились слишком заметными, так как в следующую секунду Морвенна повернулась и с громким криком выронила тяжелую сковороду.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Сеньор Жосс! Что это вы вытворяете?! - взорвалась кухарка, - Так не далеко и до смерти довести! Иж удумали, пугать старую женщину!
- Я и не думал тебя пугать. Вообще-то это мой дом, почему ты удивляешься, увидев меня здесь?
- Да ведь хозяевам не место на кухне, - заворчала Морвенна, подбирая с пола упавшую сковороду и соскабливая испорченный блин, - Ведете себя словно простолюдин.
- А мне все равно, - беззаботно отвечал Жосс, усаживаясь на скамью, и закидывая ноги на стол.
- Я и не сомневаюсь, но вы бы о доме своем подумали. Люди между прочим уже итак судачат о нас.
Тон, с которым Морвенна произнесла последнюю фразу не оставлял сомнения в том, что речь шла как обычно о его союзе с Анной, поэтому Жосс, больше не желавший слушать разговоров на эту тему, резко прервал ее.
- Ну, хватит, Морвенна, я уже сыт по горло твоими причитаниями. Анна будет твоей госпожой, так что пока не поздно, научись ее уважать, а то она тебя выгонит.
- Ну уж нет, - сурово заявила кухарка, - Такого удовольствия я ей не доставлю. Женитесь на ней - я сама уйду отсюда. И положите блин! - добавила она, грозно потрясая медным половником.
- Да будет тебе, - отмахнулся Жосс, - я не собираюсь есть все.
- Знаю я ваше "не собираюсь", и глянуть не успею - все подчистите. Положите, я сказала! Идите в большой зал и дождитесь обеда, как и подобает человеку вашего сословия.
- Как ты смеешь разговаривать со мной таким тоном! - заносчиво сказал Жосс, - Я твой хозяин. А если я прикажу тебя повесить?
- Да ради Бога. Все лучше, чем оставить семью без блинов в пятницу, - спокойно ответила Морвенна, которую угрозы Жосса ничуть не впечатлили.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Тем не менее, молодой де Роган не собирался покидать кухню, ставшую его излюбленным местом еще с детства. Морвенна, которую он только что собирался повесить, была ему гораздо роднее и ближе нелюдимой и строгой матери. Теплые руки кормилицы раньше часто опускались на его жесткие черные локоны, утешая в различных бедах, казавшихся маленькому мальчику непоправимыми. В последствие он не любил, когда Морвенна напоминала ему об этих детских слабостях, но сам втайне часто вспоминал о вечерах, проведенных с доброй кормилицей, щедрой на сказки и вкусности. Его отец уделял ему ровно столько внимания, сколько требовалось, чтобы обучить его ношению оружия и верховой езде. Аман воспитывал Жосса в строгости, веря, что только так из сына выйдет толк. Его мать, не получившая достаточной любви от мужа, должна была отдать нерастраченные чувства сыну, но вместо этого она предпочла отдалиться от мальчика, чья схожесть с отцом была достаточна для ненависти, но не достаточна для такой же сильной любви. Так единственный сын четы Роганов и единственный наследник Жослена рос, не зная любви и ласки собственных родителей. Если бы не доброе сердце Морвенны, которая не жалела ласковых слов для ребенка, Жосс стал бы еще более жестоким, чем сейчас.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Что-то давно нет вестей от нашего сеньора. Неужели этот Кемпер так далеко? – спросила кухарка, усаживаясь на скамью рядом с Жоссом.
- Еще бы. Кемпер - портовый город, из него видно море и можно уплыть на другой конец земли, - ответил Жосс, рисуя в своем воображении местность, которую он, к сожалению, никогда не видел, - Он так огромен, что в него бы вошло десять Жосленов.
- Прямо таки десять? - Морвенна недоверчиво посмотрела на замечтавшегося Жосса.
- Может и больше. Я не знаю, - его мечтательный тон сменился на суровый, - Благодаря моему отцу, я кроме Жослена ничего не знаю, - продолжал он, откровенно злясь.
- Не надо так, господин. Ваш отец лишь оттого вас так оберегает, что очень беспокоится за вас. Вы его единственный сын. Что будет с ним, если он вас потеряет?
- Думаю, что ничего страшного. А вот если он не вернется, я стану хозяином Жослена, и единственным хозяином над собой. Тогда меня никто уже не заставит сидеть в этом каменном мешке, в то время как настоящие рыцари очищают нашу святую землю от английских псов, - и столько боли и злости было в голосе Жосса, когда он говорил это, что Морвенна невольно попятилась.
- Вас послушать, так вы вроде хотите, чтобы виконт не вернулся, - неуверенным голосом проговорила кухарка.
- Может, и хочу, - упрямо заявил Жосс.
- Грешно так говорить, господин, - сказала Морвенна укоризненно, попутно крестясь свободной рукой, - Батюшка ваш, конечно, бывает суров, но ведь он вас любит.
- Любит? - губы молодого человека скривились в презрительной ухмылке, - Не из-за любви он приказал мне сидеть здесь, он боится за свои владения.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

На это Морвенна ничего не могла возразить. Всем было известно, что Паскаль де Роган, спит и видит, когда его брат однажды не вернется из своих странствий. Но, не смотря на свою любовь к путешествиям и на опасности, поджидавшие Амана на больших дорогах, виконт всегда возвращался домой, цел и невредим. Когда Аман женился на Франсезе, а та оказалась годна, чтобы родить лишь одного ребенка, Паскаль уже был в шаге от торжества, предвкушая, как унаследует владения брата. Однако ребенок оказался на удивление крепким и здоровым. Жосс никогда не болел, а если получал какие-то раны во время вылазок в лес, они заживали на нем с невероятной скоростью. Надежд, что мальчик зачахнет и умрет не оставалось, таким образом, мечта стать однажды сеньором Жослена, грозила быть неисполненной, если только Жосс не ослушается отца и не сбежит из дома на войну, о которой он, по глупости своей, грезил целыми днями. Аман прекрасно знал о желаниях брата, поэтому запретил Жоссу участвовать в боях против англичан и Монфоров. Строптивый характер сына был известен ему, поэтому чтобы гарантировать исполнение запрета, Аман пригрозил Жоссу, что если тот ослушается приказа, он лишит его наследства. И хотя теперь Жосс научился демонстрировать внешнее смирение и безразличие, сердце его полнилось злостью: к отцу за его безжалостность, и к себе за собственное бессилие.
Морвенне было искренне жаль этого пышущего здоровьем юношу, чья дикая натура была создана для покорения и завоевания, для подвигов, которые могли бы принести ему и его роду славу. Она искренне хотела облегчить ему дни заточения, но что она могла сделать, старая кухарка, не имеющая в этом доме права голоса?
- Чем хулить отца в бесполезной злобе, лучше бы помогли вашей матушке – попыталась перевести тему Морвенна.
- А что с ней? - спросил Жосс без особого интереса.
- С тех пор как хозяин наш уехал в Кемпер, совсем худой у нее стал аппетит. Засыхает ваша матушка, увядает на глазах. На лице ни одной красочки не осталось, только глаза, кажется, стали больше. Вы бы пошли отнесли ей блинчика, вам не трудно, а ей - радость.
- У моей матери одна радость - молиться, - сухо ответил Жосс, - Я сомневаюсь, что она хотя бы узнает меня.
- То, что она виду не показывает, не значит, что не узнает.
Жосс промолчал, не желая продолжать болезненную для него тему, а предстать слабым, даже пусть перед Морвенной, которая воспитала его с младенческого возраста, он не мог.
- Я в лес. К ужину не жди, - холодно бросил Жосс, схватил со стола яблоко и вышел с кухни так быстро, что его кормилица даже не успела среагировать.
- Ушел голодный, - удрученно вздохнула она, уже коря себя за излишнюю строгость.
***
Время ужина в замке было, пожалуй, самым тяжелым: все члены семьи вынуждены были собраться за одним столом, не имея при этом ни малейшего желания видеть друг друга. В этот час время, казалось, замедляло свой ход, и минуты тянулись бесконечно, сопровождаемые тишиной или редкими формальными фразами. Еще сносно можно было пережить неприятную встречу, когда за столом сидел Аман или, занявший в последнее время место отца Жосс. Но чаще Анна, Паскаль и Клотильд ужинали в компании друг друга, бесконечно сожалея, что нельзя провести время трапезы в своей комнате. Им нечего было сказать друг другу кроме приветствия, чья сухость выражала чувства не хуже, чем холодные и злобные взгляды, которыми они обменивались. Несколько раз Анна пыталась начать разговор, но так как никто его не поддерживал, она была вынуждена замолчать и провести остаток ужина, уткнувшись носом к себе в тарелку, мысленно проклиная новых угрюмых родственников. Паскаль, проводивший большинство своего времени во сне или полудреме, не менял тактики и за ужином. Из под полуопущенных тяжелых век, скрывавших за собой зоркие хитрые глаза, господин де Роган, младший брат Амана, следил за женщинами, чья ненависть к друг другу была столь очевидна и нелепа, что он находил в этом созерцании для себя не мало удовольствия.
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Юная и веселая Клотильд на время ужина надевала маску циничности, не сводя своих глаз с Анны, которую ненавидела не меньше, чем Морвенна, и это чувство очень единило их с кухаркой. Девушка не упускала возможности подшутить над невестой своего кузена, следила за каждым ее движением, ища повод для насмешки. Анну поведение Клотильд ужасно злило, и она не раз высказывала Жоссу наедине, что думает о его «милейшей» кузине, но ему было наплевать на женские распри, так что Анне приходилось защищаться самой, игнорируя Клотильд либо отпуская колкости в ответ.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Сегодняшний ужин не сулил ничего нового. Собравшиеся со скучными лицами заняли свои места, и, омыв руки в серебряных тазиках, принесенных слугами, молча ждали, пока Морвенна подаст еду. Кухарка не заставила себя ждать, и появилась с большим серебряным блюдом, на котором, источая нежнейший аромат, уместился жирный зажаренный гусь. С важным видом она прошла к столу и поставила блюдо на середину. Пожелав приятного аппетита, Морвенна уже собиралась удалиться, как вдруг Анна окликнула ее:
- Морвенна, а где Жосс? – спросила она.
- Господин Жосс просил не ждать его к ужину, - ответила Морвенна без выражения.
- И ты, конечно же, решила, что вовсе не обязательно сообщать мне об этом, - вспыхнула Анна.
- В приличных домах прислуге не велено открывать рот без приказа хозяина, - лицо Морвенны было непроницаемым. Она даже не удостоила Анну взглядом.
- Ну, ну… Что ж, веселись, пока можешь. Не собираюсь тебе мешать, - Анна демонстративно отвернулась от кухарки и принялась за свою часть гуся. Морвенна была рада уйти, но едва она повернулась к выходу, как Анна снова остановила ее.
- Разве я разрешала тебе удалиться? – холодно осведомилась Анна. Морвенна замерла, крепко стиснув зубы, дабы с ее острого языка не слетели ядовитые слова.
– Куда же направился Жосс? – светским тоном спросила девушка.
- Ежели вам, своей невесте, он не счел нужным сообщить, то уж мне, простой кухарке, и подавно.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Морвенна попала туда, куда метила: Анна покраснела до корней волос и сжала вилку с такой силой, что та больно впилась в ее нежную кожу. Клотильд же прыснула от смеха, почти физически ощущая гнев Анны.
- Ничего страшного, - процедила сквозь зубы Анна, - Я сама отправлюсь за ним, ведь он наверняка в лесу.
- Вы? Отправитесь одна? - удивленно ахнула Морвенна.
- Именно! – ответила Анна самодовольно, - Пора Жоссу прекратить бросать меня одну, в компании этих… - она осеклась, - его родственников.
- Но, позвольте! Позвольте сказать, что господину Жоссу не понравится такая слежка, - возмутилась Морвенна.
- Не позволю, - отрезала Анна, - В приличных домах прислуга не открывает свой рот, пока господа ей не прикажут. А у нас приличный дом. Возможно, ты для него не подходишь? – пропела она елейным голосочком.
Лицо Морвенны покрылось пятнами, было видно, что еще секунда, и она кинется на эту девушку, так мило улыбавшуюся ей. Ах, если бы господин Аман скорее вернулся! Уж он прекратит это безобразие. Но сейчас Морвенне ничего не оставалось, кроме как проглотить все те неприличные слова, что собирались вырваться наружу, и с унизительным поклоном вернуться к себе на кухню, где она, наконец, могла выговориться, пусть даже ее единственными слушателями были каменные стены и оловянные котлы.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Вечером того же дня Анна приказала оседлать для нее лошадь. Ни Паскаль, ни Клотильд не стали ей препятствовать, не смотря на все возмущения Морвенны. Они лишь наблюдали, каждый из своего окна, как изящный силуэт женщины, скачущей верхом, удаляется от замка, направляясь к городским воротам, за которыми в такое дикое время людей подстерегали тысячи опасностей. Однако Анне не суждено было узнать о них. Спустя некоторое время она, как и все жители Жослена остановилась, заворожено наблюдая за тем, как по главной улице шествует не кто иной, как виконт де Роган, сеньор этого города. Простой люд выползал на улицы, толкаясь и громко приветствуя своего господина. Каждому хотелось засвидетельствовать свою радость и почтение, ведь все они, хоть и опасались того, что с ним могло случиться на больших дорогах Бретани, по его возвращении испытывали невероятную гордость за смелость и бесстрашие своего сеньора. Неуловимый, неуязвимый, сильный и храбрый Аман был своего рода героем для этих людей, живущих безрадостными однообразными буднями, поэтому даже его известное жестокосердие и суровость приобретали в их глазах особую очаровательность.
Лошадь виконта уставшим шагом пересекала площадь, приближаясь к замку. По мере приближения, Анна все четче могла рассмотреть изнуренное бородатое лицо наездника, его истрепавшуюся одежду и… груз, который он привез с собой! Сначала девушке показалась, что за спиной Амана, привязанный к седлу, покоится тюк золотой парчи, но теперь она с удивлением обнаружила, что золотой блеск давала вовсе не ткань, а волосы, шелковистыми потоками, спадающие на круп лошади и сияющие в свете закатного солнца; волосы, безусловно принадлежащие женщине! Но кто она? Кого это привез виконт де Роган? Оглядевшись вокруг, Анна поняла по озабоченным лицам людей, что все они, так же как и она, заметили необычную всадницу и задавались тем же вопросом. Но никто не осмеливался озвучить свой немой вопрос перед лицом грозного господина, и лишь шелестящий шепот перекатывался по собравшейся толпе людей, поселяя в их душах любопытство и непонятную тревогу.
Анна испытала некоторое самодовольство, ведь в отличие от этих убогих людей она уже совсем скоро сможет узнать о женщине, приехавшей вместе с виконтом. Секунду поколебавшись, она все же решила, что поехать за Жоссом можно и потом. И хотя предупредить младшего Рогана о приезде отца было бы более правильно для девушки, являющейся его невестой, Анна, как и все женщины, не могла долго мучиться любопытством, поэтому она повернула обратно к замку и пустила лошадь в галоп.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: 4.Мари   Пн 25 Янв 2010 - 23:38

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Такого оживления давно не знал приунывший Жослен. Глаза жителей горели любопытством, воображение рисовало самое невероятное. Но если горожане, забывая понижать голос, возбужденно переговаривались, то те, кто жил в замке вынуждены были держать свои мысли при себе - мысли разные, но такие, которые не принято высказывать вслух. И причиной всеобщей смуты был крайне эксцентричный поступок виконта, молва о котором не скоро стихнет. Однажды вечером, возвращаясь из долгого и опасного путешествия в Кемпер, господин де Роган привез с собой девушку, чужестранку. Его объяснения по этому поводу были крайне скупы и оставляли после себя множество вопросов. Виконт рассказал семье, что нашел эту девушку на одной из лесных троп, где она лежала без сознания. Ее тело покрывало множество ран, одежда была изорвана. Аман уверился, что несчастная стала жертвой разбойников, и он как честный христианин не мог оставить девушку в беде, поэтому взял ее с собой. Незнакомка оказалась немой, и виконт так и не смог выяснить кто она и откуда.
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Для всех она будет Мари, для слуг - госпожа Мари, - пояснил он присутствующим членам семьи и Морвенне, которая представляла челядь. - Отныне она будет жить в этом доме, и вы все будете чтить ее так, как если бы она была моей дочерью.
- Она останется здесь??! – не удержавшись, воскликнула Анна, которой красота новоявленной «сестры» Жосса пришлась вовсе не по нраву.
Но Аман не ответил ей, одного его сурового взгляда было достаточно, чтобы понять - он вовсе не шутит и его решение не подлежит обсуждению. Анна раздраженно передернула плечами и надула прекрасные губки. Остальные сохраняли молчание, с трудом переваривая слова виконта. Лишь на лице Паскаля было больше иронии, чем удивления: уж он-то всегда знал, что его брат рано или поздно найдет замену своей непутевой жене, правда он не ожидал, что гениальный Аман придумает такую неубедительную и нелепую ложь. Но самому виконту было наплевать поверили ему или нет, в стенах Жослена его слово было законом. Мари будет в абсолютной безопасности благодаря его протекции, а на данный момент это самое важное.
- Морвенна приготовь голубую комнату,- распорядился виконт.
-Но… - недоуменно начала Морвенна.
- Нагрей воды и пошли служанку, чтобы она помогла ей искупаться.
- Но, господин! - не унималась кухарка, пытаясь быть услышанной.
- И приготовь ужин, мы безумно голодны, - не обращая внимания на протесты Морвенны, продолжал отдавать приказы Аман.
- А что она будет надевать? Ее платье не успеет высохнуть, - наконец вставила она.
- Перестань ворчать, Морвенна. У нас в замке мало тряпок? Возьми что-нибудь у Клотильд или Анны.
- Ну уж нет! – запротестовала Анна.
- Ни за что!- возмутилась Клотильд.
- Тогда возьми платья госпожи де Роган, ей они все равно не нужны.
- Платья сеньоры? – Морвенне показалось, что она ослышалась, - О чем вы говорите, хозяин? Она, между прочим, еще не умерла! – она негодовала, ей уже не нравилась эта Мари, из-за которой Аман, казалось, потерял всякое благоразумие.
- Не умерла, но зачем ей все эти платья с драгоценностями, когда она днем и ночью завернута в свой черный бархат, в котором она похожа на монахиню?
- Если бы вы захотели, она бы наряжалась, как и раньше, - сказала кухарка с укором.
Аман уже начинал терять терпение, не хватало еще этих разговоров о его неудачном браке.
- Это мой приказ, Морвенна, - сказал он твердо, - Если ты с чем- то не согласна, ты всегда можешь уйти в другой дом.
Морвенна поджала губы, ей было неприятно слышать из уст любимого господина те же слова, которые недавно слетели с ядовитого языка Анна.
- Я только хотела сказать, хозяин, - с усилием произнесла Морвенна, чей голос дрожал от обиды, - что голубая комната..
- …предназначалась для моей дочери, - закончил за нее виконт, - Я это знаю. Но Франсеза уже никогда не родит, так что комната абсолютно свободна.
- Но в доме еще с десяток других комнат, - не сдавалась Морвенна.
- Хватит, - оборвал ее Аман, - Ты приготовишь Мари голубую. С этими словами он вышел из главной залы, направляясь в свои покои, подальше от новых вопросов и осуждений женщин, чьи скверные характеры выводили его из себя.
Уходя, Аман оставил за собой тяжелую тишину, где даже дыханье присутствующих было едва ощутимо. Никто не двигался и не говорил, на этих восковых лицах жили лишь глаза, устремленные на златовласую девушку, которая растерянно озиралась по сторонам. В простом истертом платье она была похожа на нищенку, которая казалась еще меньше и ничтожней под сводами древнего дома. Ее кожа была серой, на исхудавшем лице выделялись лишь бледно-зеленые глаза, пожалуй, даже слишком бледные, чтобы можно было прочесть в них какое-либо выражение. Ни Анна, ни Клотильд не могли поверить, что эта несчастная деревенщина, пусть даже и миловидная, теперь им ровня – им! - представительницам древних дворянских родов!

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Первой пришла в себя Морвенна, в ее голове все еще звучали приказы господина де Рогана, однако только сейчас она поняла, что их надо исполнять немедленно. Она уже собралась позвать служанок, находившихся у нее в подчинении, но не стала: что-то подсказывало Морвенне, что лучше всего будет самой заняться девушкой, о которой так пекся Аман. Видя злобные взгляды Анны и Клотильд, она и сама начала беспокоится за нее. Кухарка приблизилась к Мари и решительно взяла ее за руку.
- Пойдем, детка. Приведем тебя в порядок.
Она провела Мари к нижней бане, специально отведенной для женщин, но надо было подождать, пока две молодые служанки, чьи любопытные взгляды, то и дело обращались к Мари, растопят ее. Тем временем Морвенна сняла с девушки грязную одежду и отдала ее стирать, принеся взамен одно из платьев Клотильд, о существовании которого та даже не подозревала. Платья госпожи де Роган Морвенна так и не решилась тронуть - не могла верная служанка отдать незнакомке, наряды своей обожаемой госпожи.
Когда баня была растоплена, а Мари полностью готова к купанию, Морвенна принялась растирать нежную кожу девушки, смывая с нее всю пыль бретонских дорог. Мари безропотно подчинялась сильным рукам служанки.
Постепенно очищаясь от грязи, кожа девушки превращалась из серой в жемчужно розовую, такую нежную и прекрасную, что Морвенна невольно робела перед открывавшейся красотой. Ее движения становились все более осторожными, а мысли все более тревожными. Не оставалось сомнений в том, что виконт взял с собой эту девочку не из-за одной только жалости… Служанка была рада, что знания Анны и Клотильд о красоте их новой соседки ограничивались идеальными чертами лица: девушки хоть и без особого труда распознали в Мари соперницу, слава Богу, еще не представляли, насколько серьезную конкуренцию она в действительности может составить. И в первую очередь это касалось не виконта, который привез Мари, а Жосса, который, к радости Анны и Клотильд, еще не видел свою новую «сестру». Конечно, до переживаний Анны кухарке не было никакого дела, наоборот, появление Мари, которую виконт поставил так высоко с первого же дня, как нельзя лучше могло показать этой молодой гордячке, что она далеко не хозяйка в этом доме, и за место «принцессы» Жослена ей еще придется побороться. Нет, не из-за Анны и даже не из-за любимой госпожи, Морвенна так расстраивалась, глядя как под большим количеством мыльной пены и теплой воды, расцветает изысканная и очень редкая красота Мари. Больше всего ее заботила юная Клотильд, чьи чувства к Жоссу уже давно были известны служанке, хотя девушка тщательно их скрывала.
Клотильд приходилась Жоссу кузиной, но, не смотря на родственные связи, они могли бы вовсе никогда не узнать друг друга. Ее отец – двоюродный брат Амана, был потомком древнего дворянского рода, чем он безумно гордился до самой смерти. Однако кроме благородства крови семье не чем было похвастаться. Старый замок, построенный еще в далеком одиннадцатом веке и переживший не одну осаду, являл собой довольно скорбную картину, так как достаточного количества денег на его восстановление у Жака де Валон никогда не было, а с фамильными драгоценностями, составляющими приданное единственной дочери Клотильд, он ни за что не согласился бы расстаться. Собственно, бедность не очень его беспокоила, гораздо больше внимания в семье уделялось душевным достоинствам, которые в дикие времена войны стали редкостью даже в Бретани. Что касается Клотильд, она никогда не знала роскоши богатства, и вполне была удовлетворена той жизнью, которая у нее была. Она любила играть с деревенскими детьми, бегать босиком по луговой траве и воровать куриные яйца, в которых абсолютно не нуждалась, но пропажа которых так злила толстого Рино, известного своей скупостью.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Возможно, она бы так и прожила свою простую жизнь, в окружении людей добрых душой, но недалеких умом; вышла бы замуж за такого же бедного дворянина, как и ее отец и родила семь детей, в заботах о которых прошла бы ее молодость. Но проведению было угодно другое.
Клотильд еще не достигла одиннадцати лет, когда пришла беда. Сначала чума пустила свои ядовитые отростки в деревне, а затем нагрянула и в замок, не остановившись перед глубоким рвом и каменными стенами. Люди гибли ежедневно, страх и ужас завладел Валоном, однако сильный духом Жак и его храбрая жена Мадлен не сдавались. Они приходили в деревню, помогали тем, кто был еще жив, вытаскивать из домов почерневшие трупы и предавать их огню; кормили осиротевших детей; уводили бесхозную скотину в замок, где за ней могли ухаживать.
Последствия доброты не заставили себя ждать, и вскоре супруги отправились вслед за другими жителями Валона, которых прибрала к рукам беспощадная черная смерть. Управляющий замка, не много помешкав, принял решение отправить Клотильд к известному брату Жака, к которому тот никогда не хотел обращаться за помощью, оберегая свою гордость. Но сейчас положение было критическим, и соблюдать принципы усопшего хозяина было бы крайне глупо, и более того - опасно. Так девочка, еще не оправившись от смерти родителей, пережила новое горе, расставаясь с родными местами, чтобы навсегда основаться в чужом городе, в окружении незнакомых людей.
Первое время, страх перед новым огромным домом и родственниками был настолько силен, что она не смела выходить из своей спальни и с кем-либо заговаривать, а когда кто-нибудь заходил, чтобы ее проведать – пряталась под массивной дубовой кроватью, слишком большой для такой маленькой девочки. Однако этот страх быстро прошел, во многом благодаря очаровательной Морвенне, которая своей добротой напоминала Клотильд мать. Усилиями кормилицы девочка стала больше есть, гулять по замку и внутреннему двору, придумывая себе бесконечные игры. Здесь было однозначно интересней, чем дома, и Клотильд с забывчивостью, свойственной только детям, увлеклась новым местом, практически вытеснив из памяти ужасы, еще недавно приключившиеся с ней. Вскоре и жильцы замка перестали ее пугать, хотя некоторое время она робела перед бородатым человеком, приходившимся ей дядей и казавшимся малышке очень суровым. В общем, дни в Жослене были бы полны счастливого спокойствия, если бы не одно обстоятельство, сводящее всю радость детства Клотильд на нет. Этим обстоятельством был ее кузен, несносный и ужасно грубый мальчишка. Жосс был старше ее на три года, и если Клотильд еще играла в куклы и занималась другими девчачьими глупостями, то кузен, мнивший себя ужасно взрослым, считал своей обязанностью неустанно доставать девочку обидными словами и жестокими шутками по этому поводу.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Клотильд не выносила Жосса, она бы все отдала за то, чтобы стать достаточно сильной и отомстить ему за все те подлости, которые он ей устраивал. Но за бедняжку некому было заступится: строгий и вечно занятой дядя не мог уделять внимание таким мелочам, а странная и не разговорчивая тетя в присутствии девочки вела себя так, словно ее не существовало. Лишь Морвенне, относившейся к девочке с особой нежностью, было подвластно остановить издевательства подростка, который, хоть и не желал в этом признаваться, очень дорожил любовью кормилицы. Но Морвенна не могла быть все время рядом с девочкой, поэтому все свое детство и юность Клотильд вынуждена была сражаться с Жоссом в одиночку.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Когда виконт сообщил Жоссу, что не о какой войне не может быть и речи, Клотильд ликовала - лучшей пощечины невыносимому наглецу даже она, изобретающая способы мести годами, не могла придумать. Несколько дней девушка прибывала в эйфории, видя хмурое настроение кузена, горечь и злость, с которой он смотрит на отца. Однако ее радость не была столь продолжительна, сколь хотелось. Спустя неделю Жосс сбежал из дома, не оставив о себе не единой весточки. Поначалу никто не тревожился - побеги были вполне в характере молодого человека, и близкие уже давно с этим смирились. Но проходили дни, недели, а Жосс все не объявлялся. Виконт, понявший, что на это раз побег - не простой каприз сына, ищущего приключений, а демонстрация неподчинения отцовской воле, пришел в ярость. Много сил было брошено на поиски юноши, но все тщетно - Жосс испарился с земель Жосслена, и никто не мог сказать, что нашел хотя бы единый его след.
Наверное, именно тогда Клотильд осознала, пусть пока еще очень смутно, что взбалмошный кузен, доставлявший ей столько неприятностей и являющийся причиной ее частых слез, на самом деле дорог ей. Годами он занимал мысли девушки, пусть они и были окрашены обидой и бессильной злостью, но все же, она непрестанно думала о нем. Она мечтала подчинить, укротить его строптивый нрав, непомерную гордость и своеволие, и, в то же время, ей хотелось приручить эту дикую душу, смягчить огрубевшее жестокое сердце. Глубоко в ней зародилась привязанность, совсем иная, нежели та, что связывала Клотильд, еще ребенком, с ее родителями. Эта привязанность основывалась не только на родственных чувствах, она была соткана из бесконечного противостояния и душевных противоречий, терзавших ее в течение долгого времени. Жосс был человеком, к которому она испытывала самые сильные чувства, пусть и негативные, но все же очень острые. Жосс составлял теперь часть ее сущности, с которой она вела непрерывную борьбу.
С каждым закатом солнца, сердце Клотильд отяжелялось новыми страхами, все более сильная тревога овладевала ею, не давая жить так, как прежде. А что если она больше никогда не увидит его? Не услышит его задорный смех, низкий бархатный голос? Неужели никогда больше не подойдет она к этому окну, что выходит на главную дорогу, и не увидит, как по ней скачет великолепный всадник на своем вороном коне? Нет! Она не могла этого представить. Этот дерзкий юноша был самой жизнью, и вряд ли вся остальная природа будет жива, если погибнет ее самое сильное и красивое дитя.

***
Жосс отыскался только спустя три месяца, три долгих мучительных месяца, наполненных неизвестностью и страхами. Клотильд едва узнала кузена, когда его привезли домой: грязный, худой, закутанный в лохмотья; он был так слаб, что даже не мог самостоятельно передвигаться - отец нес его на руках. Аман не рассказал, где нашел сына в таком состоянии, но Клотильд была уверена, что лучше ей не знать подробностей этой истории, которая, безусловно, причинит ей еще больше боли.
Долгое время молодой человек не покидал своей комнаты, лишь лекари и Морвенна могли посещать его. Виконт ежедневно осведомлялся о здоровье Жосса, но видеть его, равно, как и говорить с ним не желал. Мадам де Роган также ни разу не навестила сына, погруженная в траур по своей собственной жизни. Это равнодушие самых близких людей так поразило и опечалило Клотильд, что ей стало стыдно за прошлые обиды на кузена. Он и не мог быть ласковым и дружелюбным, с детства чувствуя такое пренебрежительное отношение родителей. Кто мог научить его любви? В отличие от Жосса, Клотильд повезло больше, хоть ее родителей больше и не было на этом свете, в ее памяти остался их светлый образ, пример для подражания. Она знала, что значит быть любимой, знала, как приятно, когда о тебе заботятся, а он нет… Не знал никогда. От этих мыслей сердце Клотильд сжималось в комок, жалость и нежность вытесняли прежнюю злость.
Не способная более оставаться бездействующей, Клотильд, вопреки приказам дяди, решилась навестить Жосса. Свою вылазку она запланировала на глубокую ночь, так чтобы никто не мог ее заметить. Пробравшись на ощупь до покоев кузена, девушка без стука отворила дверь. Жосс спал. Его бледное лицо едва освещалось одной единственной свечой, стоявшей у изголовья. Он был гладко выбрит и причесан, но его вид, тем не менее, пугал.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Девушка подошла ближе, вглядываясь в изменившееся лицо. Все его черты заострились, скулы резко выделялись за счет впалых щек, кожа стала почти прозрачной. Она взяла его холодную невесомую руку и с нежностью матери стала ласкать ее. Сейчас он был так прекрасен в своей беззащитности и хрупкости, что любовь, долгое время созревавшая в ее девичьей душе, наконец, открылась ей в полной мере. Это открытие одновременно потрясло и испугало Клотильд, но желание быть с ним сейчас довлело над глупыми страхами. Всю ночь она продолжала любоваться его необычным и таким родным лицом, держа его руку в своей и слушая прерывистое глубокое дыхание. Девушка была так взволнованна, что даже усталость не могла заставить ее вернуться в свою комнату, чтобы хоть немного поспать. Но с приходом зари, пришла и реальность. Ей нельзя было находиться здесь, и Клотильд вынуждена была оставить его, но лишь для того, чтобы вернуться снова.
С тех пор, она стала приходить к Жоссу каждую ночь, часами наблюдая за его сном. Днем девушка помогала Морвенне готовить для него лечебные отвары, которые, по словам кормилицы, были чудодейственны и необычайно быстро восстанавливали здоровье Жосса. Может, это было и так, и, конечно, надо было радоваться, но в тайне, Клотильд скорее желала, чтобы болезнь молодого человека не проходила как можно дольше, ведь именно благодаря этому Жосс принадлежал ей - ей одной, в бесценные, хотя и очень короткие мгновения ночи.
Но Клотильд было не под силу задержать выздоровление молодого крепкого организма. Спустя две недели Жосс полностью окреп, и первым, что он сделал, когда встал на ноги, была чудовищная ссора с отцом. Их громкие голоса разносились по каменным коридорам замка, заставляя остальных жителей вздрагивать и молиться, прося у Бога лишь о том, чтобы эти двое не поубивали друг друга. Мало, что можно было разобрать из брошенных в ужасной ярости слов, но то, что доходило до сознания Клотильд, приводило ее в ужас.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Ты не имел права решать за меня! – кричал Жосс.
- Я твой отец и у меня есть все права, - холодно отвечал ему виконт.
- Ты никогда не был мне отцом. Скорее хозяином, - жестоко произнес молодой человек, глядя отцу прямо в глаза.
Воцарилась тишина. Подслушивающая разговор Клотильд затаила дыхание, ожидая чего-то кошмарного.
- Ты опустился до того, что связался с презренными бандитами. – виконт продолжил говорить спокойным, может быть чуть более сухим тоном, оставив без ответа выпад сына. - Что ты хотел этим добиться? Опозорить наш род, наш город?
- Я давно опозорил и то и другое, потому что отсиживаюсь здесь как трус, вместо того, чтобы защищать родные земли! – выкрикнул Жосс, в голосе его была горечь.
- Прежде всего, ты должен защищать Жослен, - наставительно изрек виконт. - своих подданных, свою мать, наконец.
- Почему же ты не защищаешь ее? – ухмыльнулся Жосс. - Почему ты все время проводишь в странствиях, привязывая меня на цепь, чтобы можно было спокойно рисковать своей жизнью?
- Между прочим, я рискую своей жизнью, не ради собственного удовольствия. Я служу королю, и именно поэтому наш дом становится все могущественнее. И я надеюсь, что когда придет время, ты будешь поступать также.
- На войне тоже можно служить королю! - упорствовал Жосс.
- Хватит! – не выдержал Аман. – Я больше не намерен это обсуждать. Если тебе что-то не нравится, можешь катиться на все четыре стороны, но тогда забудь о Жослене, больше ты его не увидишь.
Тон виконта был безжалостным и суровым, Жосс долго вглядывался в профиль отца, пытаясь понять, говорит ли он серьезно или пытается его запугать.
- Зачем же тогда ты приволок меня сюда? - спросил юноша. – Я уже выбрал свою дорогу, ты прекрасно знал, что я не вернусь. Зачем ты искал меня?

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Некоторое время виконт молчал, но потом повернул к сыну лицо, на котором читалось презрение, даже отвращение.
- Затем, что если ты уйдешь, ты больше не будешь носить мою фамилию. Уйдешь, только после того, как я в присутствии всего города отрекусь от тебя. А позорить мое имя, грабя и убивая на дорогах, как паршивый бродяга, я не позволю!

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Голос Амана дрожал от гнева, вены на висках вздулись. Кто угодно бы испугался в этот момент грозного виконта де Рогана, но Жосс лишь пожал плечами и ухмыльнулся.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Ты не можешь жить без представлений, не так ли? И ты не переживешь, если люди перестанут молиться на тебя.
Это были последние слова юноши. Он не сказал отцу, желает ли он официального ухода или пойдет на перемирие, а Аман не стал добиваться ответа, решив, что время все расставит на свои места.
После этой ссоры отношения между отцом и сыном ухудшились на столько, что они даже перестали обмениваться приветствиями. Атмосфера в замке стала удушающее тяжелой, улыбки и веселье остались в далеком прошлом. Клотильд искренне переживала за кузена, ей было больно видеть его вечно угрюмое расстроенное лицо, но все же она была рада тому, как все обернулось. Запрет Амана идти на войну был для Жосса трагедией, самым большим ударом, однако только благодаря этому он остался с ней. Пусть кузен и не уделял ей столько внимания, сколько в детстве, и это заставляло ее страдать, но он был жив, и она могла видеть его практически ежедневно.
Это шаткое счастье длилось недолго. Желая отвлечь сына от навязчивых мыслей о войне, виконт де Роган решил женить его. Искать невесту практически не пришлось, однажды она сама явилась в замок в сопровождении единственного слуги. Девушка рассказала, что спасалась бегством от англичан, засевших в ее родовом замке. Здесь она просила приюта. Радости Амана не было предела, когда он узнал, что молодая гостья является дочерью виконта де Лаваля, главы семейства, испокон веков соперничающей с Роганами. Лавали сейчас водили дружбу с англичанами, но Анна не поддерживала отца и братьев. Обладающая смелостью, более присущей противоположному полу, девушка решила оказать противостояние домочадцам, однако силы были не равны, и она покинула замок, не желая идти на компромисс.
Так или иначе, Анна носила фамилию Лаваль и заполучит ее было бы несомненной удачей для Жосса, которого пока не очень волновал престиж сеьми. Спустя некоторое время Анна из статуса гостьи перекочевала в статус невесты младшего Рогана, и было видно, что этот статус ей определенно по душе. Жосс, питавший отвращение к браку как таковому, долгое время сопротивлялся, но, в конце концов, уставший и безразличный ко всему, он дал отцу согласие на устройство всей его дальнейшей жизни.
В откровенном разговоре с виконтом, Анна призналась, что полюбила Жосса с их первой встречи и была счастлива принять предложение. Такую возможность Аман не мог упустить, и, больше не медля, назначил дату свадьбы. Но если молодой человек не считал нужным видеться с невестой чащ, чем за ужином до самой брачной церемонии, то девушку такой расклад вещей совершенно не устраивал.
Анна, до сих пор умело играющая роль храброй, но кроткой аристократки, перешла в атаку, забыв всякий стыд и пристойность. Молодой деве, знающей все о цене своих прелестей и мужских слабостях, не стоило большого труда соблазнить красавца-дикаря. Жосс, до селе не ведавший подобных удовольствий, нашел в Анне своего рода отдушину. В любовных утехах с молодой тигрицей он мог снять мучившее напряжение, утихомирить кипевшую ярость. Анна знала все тонкости изощренной игры, и противопоставляла неотесанной грубости свои умения. Жосс не задумывался о том, откуда девушка в ее возрасте может быть так осведомлена в данном вопросе, ему было все равно. Он получал от нее желаемое и был доволен. Что касается самой Анны, она всегда питала слабость к сильным и жестким мужчинам, таким как ее отец, поэтому разбуженная грубая страсть Жосса нашла в ней живейший отклик.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Все это бесстыдство происходило на глазах у обезумевшей Клотильд. Морвенна до сих пор боялась вспоминать, как после объявления виконта о свадьбе, девушка заперлась у себя в комнате и неделю не хотела ее покидать, отказывая в посещениях даже верной служанке. Бедная женщина извелась тревогой, она уже не надеялась увидеть Клотильд живой, но та в один прекрасный день появилась у нее на кухне и вела себя так, словно ничего не произошло. Удивленная Морвенна не решилась что-либо спросить и выразить свою радость, боясь нарушить то странное спокойствие с которым Клотильд взирала на нее.
Но что будет с ее бедной девочкой теперь? На фоне Мари, даже с выпачканным лицом и в заношенном платье, красота обеих девушек, любивших Жосса, была блеклой и заурядной. А что будет, когда природный блеск этого алмаза получить достойную огранку? Морвенна перекрестилась, так чтобы Мари этого не заметила, и подала молодой женщине одежду. Та посмотрела на служанку прямым и чистым взглядом, и, протянув руку к платью, поблагодарила ее лучезарной улыбкой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: 5. Ночные встречи   Вт 26 Янв 2010 - 0:14

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Оставив последние надежды уснуть, Анна резко поднялась с кровати, откидывая опротивевшие простыни, прилипающие к телу и не пропускающие те крупицы воздуха, количество которого с каждым часом будто бы уменьшалось в просторной спальне. Последние дни лета отличались редкой жарой, но за толстыми каменными стенами замка можно было найти неплохое укрытие от этой напасти. Однако, даже не смотря на то, что за окном была глубокая ночь, а в замке гуляли сквозняки, Анна буквально сгорала от жара. Ей казалось, что воздух сперт, что камин, которым не пользовались с июня, был растоплен, и что, если она еще ненадолго останется лежать здесь – смерть от удушья ей гарантирована.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Опустив свои ступни на прохладные плиты пола, девушка ощутила неподдельное наслаждение и не смогла сдержать вздоха удовлетворения. Так она стояла некоторое время, чувствуя себя частью полумрака этой ночи: было что-то завораживающие и гипнотическое в том, чтобы стоять здесь абсолютно нагой, окутанной ночной темнотой. Однако этого было мало - кожа по-прежнему горела, голова пылала и гудела, будто после солнечного удара. Нехотя открыв глаза, Анна потянулась за платьем, но тут в ее голову пришла абсолютно безумная и оттого притягательная мысль: а что если ей выйти прямо так, без одежды и побродить по большой и пустынной галерее, которая вела в другую часть замка? Сейчас все спят, а уж там она вряд ли кого встретит, так как в другой части находились покои сеньоры Франсезы, библиотека и проход в часовню. Эти помещения не были востребованы жителями Жослена и в дневное время суток, так что ночью можно было не волноваться за то, что ее кто-нибудь увидит. А даже если увидит, что с того? Ее тело было прекрасным, гибким и стройным. Влажные темные волосы окутывали стан и вполне могли прикрыть наиболее интимные части тела, зато какое удовольствие она получит, очутившись в этом прохладном коридоре, с обеих сторон которого располагались огромные окна, пропускающие сейчас пьянящий свежий воздух. Анна подумала о Жоссе, который наверняка вскипел бы от ярости, негодуя на ее бесстыдное поведение. Но потом бы последовало сладостное и терпкое примирение, ведь ее тело пробудило бы в нем не только злость.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Но в один миг вся прекрасная картина, нарисованная ею в воображении, рассыпалась и померкла. Она снова вернулась к тем мыслям, которые не давали ей уснуть всю ночь. Нет! Теперь она уже не была убеждена, что Жосс так и останется до конца своей жизни рабом ее красоты. Вновь и вновь перед взором Анны всплывало то видение, отравляющее ее до сих пор спокойную жизнь.
Нынче вечером, когда вся семья собралась за ужином, Аман ввел под руку свою новую протеже. Ни Анна, ни Клотильд не смогли сдержать возгласа удивления, когда вместо неряшливой простолюдинки в большую залу вошла блистающая красотой незнакомка. И как подчеркивало благородство идеальных черт лица и безупречность гордой осанки это простое платье, которое Анна, ни за что бы не подумала надеть на себя! Пожалуй, появись она в расшитом золотыми нитями и жемчугом бархатном одеянии, ее красота была бы менее выразительна, чем сейчас в этом скромном наряде.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

А как сияли эти волосы, словно вымытые в золоте! На них не было не единого украшения, но небрежно рассыпанные по спине, они сами являлись главным украшением всего туалета Мари. Секундного взгляда хватило Анне, чтобы оценить всю ту опасность, которую заключала в себе эта неожиданно появившаяся соперница, и теперь девушку наполняла ненависть, отягощенная бессознательной завистью к немой бродяжке.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Всю ночь, она не находила себе покоя, силясь вспомнить каждую черту лица, каждый изгиб тела Мари, ревниво сравнивая с собственными прелестями. И сейчас, стоя обнаженной посреди комнаты, она невольно потянулась к платью, которое могло укрыть секреты ее тела.
Ощущая головокружение, Анна вышла в коридор и облокотилась на прохладную каменную стену, тяжело дыша и вслушиваясь в звуки ночи. Нельзя было позволить Жоссу увидеть «сестру», она должна любым способом встретить его раньше всех и уговорить покинуть на время Жослен. А потом она уж позаботиться о том, чтобы по его возвращении соперницы в замке уже не было.
Думая так, Анна на ощупь продвигалась в сторону галереи, с которой можно было увидеть приближение Жосса. Но этой цели ей было не суждено достигнуть.
Завернув за угол, девушка смогла увидеть дверь, которая вела в комнату Жосса и к ее удивлению она обнаружила, что в щели просачивался свет. Но когда же успел он вернуться? Конечно, Жосс обладал бесшумной походкой человека, привыкшего покидать дом незамеченным, но с трудом верилось в то, что он вернулся из леса так быстро. Решив выяснить правду, Анна направилась к двери, но вынуждена была резко остановиться и вжаться в стену, так как дверь внезапно отворилась.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Девушка даже не удивилась, увидев, как оттуда вышла Клотильд, освещая себе путь одной единственной свечой, чье пламя дрожало от движения и создавало на стенах причудливые живые тени. Кузина Жосса аккуратно прикрыла дверь и засеменила по коридору, очевидно направляясь к лестнице. Было видно, что девушка осторожничает, желая оставить в тайне свои ночные похождения. Тем лучше! Анна преподаст ей урок.
Быстро и бесшумно ступая босыми ногами по полу, Анна довольно быстро догнала Клотильд и звонким голосом спросила:
- Ну и что ты там делала?

От неожиданности девушка подпрыгнула и едва не выронила свечу. Пойманная врасплох, она не смела повернуться на знакомый голос.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Не заставляй меня повторять дважды, дорогая кузина, - пропела Анна, приблизившись к Клотильд, - Или ты от страха потеряла дар речи?
Постепенно приходя в себя, Клотильд смогла собраться с мыслями и обрести обычную уверенность.
- Это тебя не касается, - ответила она, повернувшись к Анне лицом.
¬- Ошибаешься. Ты была ни где-нибудь, а в комнате моего жениха!
- Который любит бросать тебя одну, - улыбнулась Клотильд.
- Ирония тебе не поможет дорогая, - пожала плечами Анна. - Все знают, почему Жосс покидает Жосслен, и делает он это далеко не из-за меня. Он слишком вольная птица, чтобы сидеть все время взаперти.
- Может быть, он также слишком вольная птица, чтобы обязывать себя узами брака?
- Этого он не может избежать, поэтому тебе уже давно пора смириться с тем, что в жены он берет меня, а не тебя.
Лицо Клотильд вспыхнуло, свеча в руке предательски задрожала.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Не понимаю о чем ты… - сказала она, отведя глаза в сторону.
- Да брось, - отмахнулась Анна. - Нужно было лучше прятать свою любовь, дорогая, чтобы ее никто не заметил.
Клотильд вытаращила глаза, в висках застучало.
- О нет, - поспешила Анна ответить на немой вопрос девушки. - Думаю Жосс все еще единственный, кто не знает о твоих к нему чувствах. И все потому, что он не обращает на тебя ни малейшего внимания. Но вернемся к моему вопросу, что ты делала в комнате моего жениха? Воровала его вещи, чтобы приворожить?
- Повторю, - ответила Клотильд как можно спокойней, - что это не твое дело. Ты можешь ждать ответа хоть целую вечность, но я не составлю тебе компанию. Я иду спать. – Клотильд развернулась и направилась прочь.
- Ну что же. Это и не так уж важно, - заключила Анна, глядя на удаляющуюся спину Клотильд, - Чтобы ты там ни делала, все твои усилия напрасны.
Вернуться к началу Перейти вниз
Lucy
 
avatar


Сообщения : 212

СообщениеТема: Re: Chateau de Josselin   Вт 26 Янв 2010 - 0:17

***
Клотильд, продвигалась по темным коридорам, все еще прокручивая в голове недавний разговор. Значит, все в Жосслене знали о ее чувствах? Или Анна блефует, и сказала так, только потому, что застала ее на месте «преступления». Вполне в ее духе. Девушка пыталась внушить себе, что не так уж и взволнована обличительной речью Анны, но сердце продолжало биться в бешеном ритме, а по спине стекал холодный пот. Она не должна была попадаться на глаза этой девке. Почему же Богу было угодно так поиздеваться над ней? Не потому ли, что она и впрямь решила пойти на отчаянный поступок и прибегнуть к мерам, запрещенным для всех христиан. Но что ей оставалось делать? Время было мало и действовать надо было незамедлительно, ведь появление Мари делало ее шансы завоевать Жосса еще более ничтожными. Так же как и Анна, Клотильд была просто поражена преображением незнакомки и с ужасом признала в ней более опасную соперницу, чем в настоящей невесте кузена.
Она давно слышала об ужасной колдунье, проживающей за чертой города. Слухи о ней ходили по всему Жосслену, но были столь противоречивыми, что девушка долго не могла решиться на этот шаг. Кто рассказывал о чудесном исцелении, а кто-то о чудовищных проклятьях, заканчивающихся смертью для несчастной жертвы. Но, так или иначе, все признавали ее силу и относились к ней не только с опаской, но и с некоторым уважением, которое вызывают люди, знающие и умеющие больше обычных смертных.
Решение созрело еще во время ужина, поэтому по его окончанию, Клотильд направилась в свою комнату, не для того чтобы посвятить себя отдыху и надоевшему досугу. Надев простое и удобное платье, и прихватив немного золота, девушка вышла из замка, укрываясь в вечерних сумерках. На ночь городские ворота закрывали, но благодаря неоднократным слежкам за неугомонным кузеном, она знала о существовании другого выхода из города, которым не преминула воспользоваться.
Найти жилище Мазевы, а именно так звали колдунью, оказалось довольно легко. Гораздо труднее было решиться постучать в низкую дубовую дверь, за которой она ожидала увидеть самые страшные вещи. Только сила любви к Жоссу и страх его потерять смогли подтолкнуть ее руку к двери. Удивительно, но на Клотильд не ринулась стая демонов и не съела ее живьем, когда она переступила высокий порог. Испуганному взору девушки предстала вполне земная, даже в чем-то умиротворяющая картина.
Как и во всяком крестьянском доме, посреди комнаты находился очаг, занимающий самое важное место в каждом жилище. Он был сильно растоплен, поэтому в помещении было очень душно. Возле очага, никого не замечая, суетилась крошечная старушка. Клотильд могла заглянуть ей через плечо и увидеть, что в котле варятся не человечьи кости, а обычная, хотя и не аппетитная похлебка из капусты, которая видимо должна была стать ужином для лесной колдуньи.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Некоторое время девушка стояла в нерешительности, боясь произнести даже слово. Но признав, что она пришла сюда не за тем, чтобы наблюдать, как старуха готовит себе еду, надо сказать с отвратительным запахом, Клотильд прочистила горло и поздоровалась.
- Добрый вечер, - повторила она, не увидев никакой реакции на свое первое приветствие. Однако колдунья не спешила оборачиваться к ней и отвечать, продолжая помешивать густое варево. Тогда Клотильд, решив, что старуха туга на ухо, подошла к ней вплотную и слегка похлопала по плечу. Однако колдунья по-прежнему игнорировала ее, будто утеряв всякую способность к чувствительности. Девушка не собиралась отступать, поэтому встала по другую сторону очага и посмотрела прямо на старуху, чье лицо было склонено к бурлящему котлу.
- Здравствуйте, - еще раз сказала она, как можно громче.
Тогда колдунья медленно подняла голову и вперила в нее свой единственный неопределенного цвета глаз. Другой ее глаз был полностью скрыт за тяжелым веком, и не прибавлял ее безобразному лицу привлекательности. Хотя Клотильд слышала об уродстве колдуньи, она еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть и не убежать вон из этого дома.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

- Я занята, - прошипела старуха, - или думаешь, не заметила как ты пришла? – спросила она.
- Но вы не ответили мне, - возмутилась Клотильд.
-Я не такая болтливая, как эти горожанки, простолюдинки, - поморщилась колдунья. - Ходят сюда, словно медом намазано. Будто их тут ждут.
Девушка с опустившимся сердцем слушала Мазеву, понимая, что эта старая карга, скорее всего, откажет исполнить ее просьбу, а с отказом умрет и ее последняя надежда на счастье. Но та неожиданно изрекла:
-Однако тебя я ждала. Все думала, когда же ты осмелишься придти.
Клотильд онемела от удивления.
-Меня? – спросила она, до конца не уверенная в том, что ей не послышалось.
-Тебя, тебя, - кивнула старуха.
-Но разве вы знаете кто я?
-Это нетрудно будет узнать, - сказала Мазева и с быстротой, не свойственной ее возрасту, схватила со стола нож и поднесла его к лицу до смерти напуганной Клотильд.
- Я возьму у тебя только одну прядь, не всю жизнь, - смеясь, пояснила Мазева, и, следуя своим словам, отрезала пшеничную прядь волос. Затем, не говоря ни слова, она бросила ее в огонь и сосредоточенно наблюдала, как она горит.
Девушка не знала, что за обряд проводит старуха, но от вида своих волос, стремительно сгорающих в пламени, ей стало дурно. Клотильд оперлась о стену, с волнением следя за колдуньей. Даже после того, как волосы сгорели, Мазева все еще смотрела в огонь, будто выискивая в нем нечто, доступное только ее необычному зрению, так как девушка, по-прежнему, видела только красные языки пламени.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

После продолжительного молчания, колдунья, наконец, отвела свой взгляд от очага и хитро посмотрела на Клотильд.
-У тебя благородная кровь, - сказала Мазева. – Только поэтому я не прогоню тебя. Но учти, тот, которого ты желаешь, станет твоим лишь наполовину. Ты завладеешь его сердцем и умом, покоришь его волю. Он будет твоим рабом, но захочешь ли ты его таким?
- Я захочу его любым, - страстно выкрикнула Клотильд, не желая больше думать о том, откуда старухе все известно.
- На тебя ляжет тяжкий грех, - усмехнулась колдунья. – Готова ли ты очернить свою душу?
- Мне все равно, - не задумываясь, ответила девушка. – Я продам свою душу дьяволу, если это поможет. Мне не жить без него.
Мазева лишь пожала плечами. По сути, для нее не имело значения, что станет с этой юной дурочкой потом. Важно было одно - она из семьи де Роганов, а уж там-то темные силы найдут почву, чтобы пустить корни.
В течение целого часа колдунья давала инструкции Клотильд. Она попросила принести несколько вещей Жосса: одежду, чтобы овладеть его телом; перо из подушки, чтобы властвовать над его мыслями, и что-нибудь очень личное, дорогое его сердцу, чтобы подчинить его волю и дух. Действовать надо было быстро, но осторожно, так чтобы молодой человек ничего не заметил. Поэтому уйдя от Мазевы, девушка, не теряя времени, решила наведаться в комнату Жосса.
На дворе стояла глубокая ночь, поэтому пробраться в замок незамеченной не составило труда. Она лишь забежала к себе в спальню, чтобы захватить свечу, дабы без труда найти нужные вещи. Очутившись в покоях возлюбленного, Клотильд приступила к поискам, которые не заняли много времени. Из одежды она выбрала нательную рубаху молодого человека, вынуть перо так же было легко, а вот важных и любимых Жоссом вещей здесь просто не было. Клотильд ума не могла приложить, к чему бы мог быть привязан ее самовлюбленный кузен. Оставив решение этой задачи на потом, девушка решила вернуться в свою спальню, чтобы хоть немного отдохнуть после такого волнительного дня.
К сожалению здесь ее ждал неприятный сюрприз. Анна обнаружила ее и почти догадалась о тайных планах. Клотильд очень надеялась на то, что убедительно изобразила непонимание и пренебрежение, однако впредь нужно было действовать более осторожно. А может это был знак? Может быть, не стоило пускаться в столь опасную авантюру и марать свою душу, связываясь с уродливой колдуньей и силами, о которых она почти ничего не знала? Христианское воспитание девушки пробуждало голос совести, который она сознательно пыталась заглушить, упорно твердя себе, что это ее последний шанс. Что если и правда, как сказала Мазева, после осуществленного ритуала Жосс станет не узнаваем, не тем человеком, которого она так любила? Однако, не все ли равно, каким он будет… ведь он будет принадлежать только ей! К тому же, видеть его рядом с Анной или этой Мари было бы гораздо больнее, чем знать, что ее саму не ждет место в раю.
Мысли Клотильд путались, ее решение все время менялось. Где же взять уверенности? Как успокоить душу? Практически дойдя до двери собственной спальни, девушка внезапно остановилась и замерла. С секунду поразмышляв, она круто развернулась и направилась обратно, туда вниз по лестнице и направо в галерею. Нужно было дойти до конца, чтобы обнаружить еще одну дверь и еще одну винтовую лестницу, которая вела в замковую часовню. Девушка могла не волноваться, что ее покой кто-нибудь нарушит, поэтому сейчас это было идеальным местом, чтобы подумать в тишине.
Отворив одну из резных дубовых дверей, Клотильд как мышка юркнула внутрь. Небольшие окна в часовне в этот час приветствовали солнце и сквозь причудливую мозаику цветного стекла пропускали в помещение первые лучи небесного светила. Девушка задула почти догоревшую свечу, ставшую теперь совершенно ненужной. Осторожно продвигаясь между двух рядов деревянных скамеек, Клотильд дошла практически до алтаря. И только тогда она заметила, что была здесь не одна…

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

На самой первой скамье чернела чья-то фигура, она практически сливалась с темнотой, так как свет не достигал ее. Именно поэтому девушка сначала не увидела ее, но теперь не было никаких сомнений в том, что в часовне был кто-то еще. Клотильд затопила волна ледяного страха, она встала как вкопанная, не смея пошевелиться или даже вздохнуть. Она не тешила себя иллюзиями – это сама смерть пришла за ней. Богу стало известно о ее грешных деяниях и он проклял ее, послав за провинившейся душой черную слугу дьявола.
Клотильд хотела зажмурить глаза, не желая видеть того, что явиться за ней из темноты, но не могла, хотя от сильного напряжения глаза резало, словно в них кто-то накрошил стекла. Она с упорством всматривалась в темный силуэт и ждала… Ждала, но ничего не происходило. Фигура по-прежнему сохраняла полную неподвижность и безмолвность, словно не замечая ее присутствия. Тогда девушка, собрав всю свою волю, решилась и сделала те несколько шагов, что отделяли ее от неизвестности.
Вернуться к началу Перейти вниз
Adeline
Администратор
avatar


Пол : Женщина
Сообщения : 123470
Возраст : 37

СообщениеТема: Re: Chateau de Josselin   Вт 26 Янв 2010 - 10:57

А там наверняка сидит Мари... хотя, может быть и нет Duma
Огромное тебе спасибо, что перенесла сериал сюда, мне так нравилось его читать, да еще и два новых эпизода! Ура, ура! Dance Пишешь ну очень интересно, и герои все такие продуманные, особенно характеры, все такие разные, прямо читаешь и отчетливо представляешь, кто есть кто, и, главное, какой Sveti +
Вернуться к началу Перейти вниз
https://www.simscreative.net
Спонсируемый контент



СообщениеТема: Re: Chateau de Josselin   

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Chateau de Josselin

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 2На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
SimsCreative :: Наш креатив :: Сим-сериалы, рассказы-

Форум ''SimsCreative''. © 2009-2018. Все права защищены. Копирование материалов, имеющих копирайты SimsCreative, запрещено и наказуемо!
Дизайн форума разработан дизайнерской группой "SimsCreative''.